Маленькая новогодняя история


Что-то мне так захотелось сказки под Новый год! И я её сочинила. Но она основана на реальных событиях:) Приятного чтения, и давайте вместе верить в новогодние чудеса:)

Чужой лотерейный билет

рассказ

Девушка за столом была очень молодая и очень красивая, как из фильма какого-нибудь: идеальная смуглая кожа, высокий открытый лоб, тёмные глаза, чёткие скулы, аппетитные губы («Без силикона», — не без удовольствия отметил Левашов), чёрные волосы забраны в хвост. И грязные пальцы без колец, ногти без лака. Этими пальцами девушка звонко щёлкала по затёртой клавиатуре. Потом подняла глаза на Левашова:

– Стоимость будете оценивать?

И он увидел, что это не просто сотрудник почты, это сестра по несчастью. По замученности. 30 декабря, 8 вечера, крошечное отделение «Почты России» на краю района. И их двое — без сил, без настроения, с одним желанием — пусть поскорее закончится этот год. Пусть этот бег прервётся хоть на пару дней! Господи, наступающий 2020-й, дай хоть какую-нибудь передышку!

– Напишите — 1 рубль, — сказал Левашов. Девушка чуть заметно кивнула.

«Марина Кирикуца» — прочитал он на её бейдже.

– Какая у Вас интересная фамилия, Марина.

– Да, — ответила коротко, даже бровью не повела.

– Скажите, Марина Кирикуца, как такие красивые девушки с такими нездешними фамилиями попадают на эту богомерзкую работу?

Уголок рта девушки чуть двинулся вверх, но на улыбку это всё равно не было похоже. Не отрывая взгляд от монитора, сказала:

– Бросила университет, а к маме возвращаться не хочу. Вот, работаю. В следующем году опять буду поступать. И про «богомерзкое» зря вы. Девчонки тут хорошие очень, у нас прекрасный коллектив. И рядом с домом, удобно. Работа как работа, в общем.

– Ну да, ну да, — закивал Левашов. — А зарплата как?

Марина подняла на него свои большие тёмные глаза и посмотрела молча, лишь чуть-чуть приподнялась идеальная бровь. Это совершенно прозрачно означало: может, хватит уже дурацких вопросов?

Под этим взглядом Левашов как-то даже оробел, как школьник, сморозивший глупость. Захотелось срочно что-то сказать, чтобы поправить ситуацию:

– А я вот дочке подарок на Новый год отправляю. Весь декабрь собирался, но собрался только сегодня.

– На Новый год не успеет получить, — припечатала Марина Кирикуца, однако сразу немного и успокоила. — Но к Рождеству успеем.

Ещё несколько минут девушка оформляла его посылку, а Левашов прямо-таки не мог взгляд от неё оторвать. Как карандашом нарисованная, строгая и такая естественная в своей усталости. И подспудно гадал, какой факультет она бросила и из-за чего.

– Телефон свой не написали, диктуйте, — скомандовала она. Левашов послушался, продиктовал. И полез в карман за кошельком.

– Лотерейный билет возьмёте? Розыгрыш 1 января, миллиард разыгрывают, — сказала Марина совершенно бесстрастно, словно говорила о чём-то, что никогда не случится. Или случится, но на Марсе, например.

– Да, давайте два, — через секунду размышления ответил Левашов.

Получив в руки два красочных кусочка бумаги, один вернул Марине:

– А это Вам, Марина Кирикуца. С Новым годом! Удачи в этом самом году!

Наконец она улыбнулась по-настоящему, глаза потеплели.

– Спасибо! И вам удачи!

Левашов шел домой и на душе было чуть светлее, чем до посещения почты. Чуть легче дышалось. Тяжесть уходящего года и несделанных в нём дел стала давить чуть меньше. Ну, и дочка получит свой подарок к Рождеству, пусть так, хоть какое-то утешение ему, непутёвому папаше.

Фото автора.

Фото автора.

***

Утром второго января мобильник яростно завибрировал. И вибрировал, и вибрировал, пока Левашов не нащупал его на прикроватной тумбочке.

– Аллё, — хрипло сказал в трубку.

– Вадим Витальевич? — девушка на том конце провода была слишком напориста для начала дня в самом начале года.

– Я.

– Вадим Витальевич, это Марина Кирикуца! Вы у меня на почте посылку отправляли 30 декабря вечером. Помните?

Левашов смутно помнил временной промежуток с вечера 31-го до текущей минуты. Но серьёзную смуглянку вспомнил сразу же. В её устах собственная фамилия прозвучала как чириканье какой-то птички, нездешней, как и она сама.

– Помню, да. Что-то случилось? Что-то с посылкой?

– Случилось, да, — было слышно, что собеседница очень нервничает, но всё равно старается не тараторить, — но не с посылкой, а со мной! Вы подарили мне лотерейный билет, помните же? Так вот я выиграла! Представляете?!

– Что, прям миллиард выиграли? — хохотнул Левашов, не особо веря в то, что слышит.

– Ну нет, конечно, не миллиард, — в который уже раз почти не прореагировала Марина на шутку Левашова. — Чуть больше двухсот тысяч. Я таких денег в руках не держала никогда, Вадим Витальевич. До сих пор не могу поверить в это. Руки трясутся.

– Серьёзно?! В лотерею можно выиграть?! Ну, Марина Кирикуца, я от всей души поздравляю вас! Будем считать, что я ваш добрый Дедушка Мороз! Это отличная новость!

– Ну подождите, Дедушка Мороз. Я звоню, чтобы заранее договориться. Я получу выигрыш, и половина — ваша.

– Вот ещё глупости, — почему-то восхитился Левашов. — Я ничего от вас не возьму. Это ваш лотерейный билет, и ваш выигрыш. Скажите лучше, как вы узнали мой номер.

– Вы же мне сами сказали его, когда отправляли посылку. У вас в номере много одинаковых цифр, и я его сразу запомнила, у меня хорошая память на имена и цифры. Но вы тему не переводите. Я настаиваю, что половина выигрыша — ваша.

Разговаривая с Мариной, Левашов выбрался из-под одеяла, прошёл на кухню и выпил воды. Она таких денег в руках не держала, говорит. А он почти эту же сумму потратил только за новогоднюю ночь: ресторан с большой компанией, потом ночной клуб, переходящий в дневной, огромные чаевые официантам…

– Слушайте, Марина. Вы на море когда в последний раз были?

– Причём тут это?

– Ну просто ответьте мне на вопрос.

– Я на море была в детстве с бабушкой.

– В Сочи, поди?

– Да, и что?

– Ничего. Ничего хорошего нет в Сочи. Возьмите-ка вы этот свой выигрыш, берите отпуск и летите к морю! Тайланд, Бали, Хайнань. На худой конец Турция, но лучше Греция.

– Я вам тогда по номеру телефона на карту переведу, — голос её был непроницаем.

– Уважаемая Кирикуца, — ему явно нравилось произносить эту фамилию, — если вы не откажетесь от своего намерения, мне придётся поменять номер своего телефона. А он у меня «красивый», как вы знаете, и нелегко мне достался. В общем, прекратите, ей-богу. Я ужасно рад за вас, не портите мне эту радость!

– И всё же. Это как-то… неправильно, — девушка на том конце чуть не плакала.

– Я подарил вам всего лишь билет, а не двести тысяч! Я, кстати, ещё не проверял свой, возможно, я как раз и выиграл миллиард!

– Миллиард никто не выиграл, скорее всего, — повеселела Марина, словно Левашов дал ей надежду. — И всё же, Вадим Витальевич, у меня такое чувство, что я вам что-то осталась должна, я не могу так.

«Знаешь, Левашов, — сказала ему на новогоднем корпоративе Кристина, растянув ярко-алые губы в призывной улыбке и наклонившись так, чтобы было в полной мере видно роскошное декольте, — мне кажется, я тебе уже что-то должна, а ты всё не берёшь. Ну, я не хочу так». И это были те же слова, что говорила сейчас по телефону черноглазая Марина, но какие же другие! Буквально противоположные!

– Я могу и Вы сможете, — сказал Левашов. Определённо, ещё ни разу в жизни он так не радовался чужой удаче.

– Тогда… скажите, а этих денег хватит на Грецию? Может, Вы знаете? — спросила Марина.

– Хватит, но в Греции надо знать, куда ехать.

– А куда надо ехать?

– Ну, уважаемая Марина Кирикуца, всего по телефону не расскажешь. Давайте-ка я приглашу вас на кофе! И всё расскажу, я знаток Греции в узких кругах. Что скажете?

Он услышал, что девушка колеблется и добавил:

– Приходится напомнить, что вы мне вообще-то должны!

– Хорошо, согласна на кофе, — сказала Марина со вздохом, став снова сдержанной и строгой. И Левашов понял, что ему эта строгость невероятно нравится.

Он шёл в кафе, смотрел под ноги — скользко. На улицах было пусто, и ветер словно подгонял Левашова — давай быстрее, быстрее, вперёд. Он бормотал себе под нос: «Новый год, Новый год, что же нам он принесёт?» — и вдруг признался себе, что волнуется перед встречей с этой непроницаемой девушкой. Даже побаивается её.

Ушедший год измочалил его отъездом бывшей жены за границу к новому мужу и невозможностью видеться с дочерью, вялотекущим служебным романом с Кристиной, который был уже ни уму, ни сердцу. Смертью отца и последующей болезнью мамы. Выгоранием на работе, время от времени сменяющимся эмоциональным подъемом и желанием горы свернуть. Ссорой с другом, бесконечными вечеринками с мало знакомыми людьми, которые были рады пить дармовой алкоголь и смеяться дурацким шуткам ради этого алкоголя. И в конце того года он чувствовал, что жить ему уже неинтересно и тяжело. Но вот всего лишь 3 января, а он бежит на встречу с симпатичной и загадочной девушкой, и хочется… хочется думать, что это свидание!

Левашов чуть задержался у входа в кафе, потопал на крыльце, стряхивая с ботинок снег, вдохнул-выдохнул и нырнул в тепло и кофейный аромат заведения. А там уже ждал его спасательный круг — глубокие карие глаза и сдержанная улыбка.

В июне они поехали на море вместе.
Но в Сочи.

Фото автора.

Фото автора.

конец

Источник

Жми «Нравится» и получай только лучшие посты в Facebook ↓


Маленькая новогодняя история